Брейгель, бляха-муха…

Обычно мне хватает трёх ударов. Второй всегда по пальцу, бляха-муха, а первый и последний по гвоздю. Я знаю жизнь. Теперь ему висеть на этой даче до скончанья века, коробиться от сырости, желтеть от солнечных лучей и через год, просроченному, сделаться причиной неоднократных недоразумений, смешных или печальных, с водевильным оттенком. Снять к чертям — и на…